Владелец «Поедем поедим»: Кафе с видами на захоронения за рубежом негативных эмоций не вызывают

0
325

С начала июня рядом с урочищем Куропаты, где захоронены жертвы сталинских репрессий 1937−1940 годов, открылся ресторанный комплекс «Поедем поедим». Защитники Куропат все это время не пропускают посетителей в ресторан и проводят акции протеста. TUT.BY пообщался с совладельцем ресторана «Поедем поедим» Леонидом Зайдесом и узнал, как бизнесмен пришел в проект и когда объект стал проблемным.


Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Совладельцем компании, которая арендует ресторанный комплекс, как мы писали ранее, является бизнесмен Леонид Зайдес. Как оказалось, он также является соучредителем компании застройщика «БелРестИнвест».

Почти 10 лет документооборотом в компании занимается Ольга Логвин. Она и совладелец ресторана прояснили хронологию событий в истории с нынешним «Поедем поедим».

Как нынешние собственники пришли в проект «Поедем поедим»?

Компания «БелРестИнвест» начала строить ресторан на 51-м км МКАД в 2010 году. Ольга Логвин объясняет, что компания пришла не на пустое место — здесь еще с 2004 года было согласовано размещение объекта.

— Нужно иметь в виду, что до нас данным объектом владела ИП Лебедева. Еще в 2004 году у нее со всеми государственными органами и организациями было согласовано место размещения придорожного сервиса, в том числе кафе. Землю в аренду ей дали на 99 лет. В 2005 году было согласовано место размещения Миноблисполкомом, она получила всю разрешительную документацию, в том числе заключение Министерства культуры по эскизному проекту, начала производство строительно-монтажных работ, построила объект на 40% и зарегистрировала его как незавершенное строительство.


Во время строительства объекта в 2012 году. Фото: Владимир Чуденцов, TUT.BY

В 2009 году этот объект заинтересовал инвесторов компании «БелРестИнвест», потому что они хотели заниматься именно придорожным сервисом. Как поясняет Логвин, землю никто им заново не выделял. Право на землю «БелРестИнвесту» перешло вместе со зданиями в тех же объемах (около 0,85 га) и на те же сроки, какие и были у первого собственника. Но было у новых владельцев и свое условие.

— Еще в 2009 году в Миноблисполкоме прошло согласование: если мы приобретаем данный объект, то Миноблисполком гарантирует нам предоставление земельного участка немного больших размеров, чем было у Лебедевой. Также было получено согласие на корректировку проекта в рамках представленного эскизного решения.

Как владельцы докупали площадь

Представитель компании говорит, что в этот момент они прошли все необходимые процедуры и узаконили сделку.

— По данному участку (0,85 га, которые перешли от ИП Лебедевой. — Прим. TUT.BY) в документах никаких ограничений по зонам охраны указано не было. В 2009 году эскизный проект в том же составе, в котором существует объект сегодня, был представлен в Миноблисполком для заключения инвестиционного договора.

Собеседница рассказывает, что в феврале 2010 года с компанией был заключен инвестиционный договор, который учитывал корректировку проекта. В договоре Миноблисполком конкретным пунктом указал, что власти гарантируют предоставление СООО «БелРестИнвест» участка примерно на 1,1 га. Такое увеличение предусматривал эскизный проект, так как объект не вмещался в старых границах.


Так выглядел объект в октябре 2012 года. Фото: Владимир Чуденцов, TUT.BY

Логвин объясняет, что состав объектов в ресторанном комплексе при этом не менялся, менялось расположение. Она демонстрирует нам эскиз 2009 года, где есть и детская площадка, и четыре домика, и ресторан. Проект скорректировали, необходимые экспертизу и согласование также прошли, достраивать объект начали в конце 2010 года.

— Когда по условиям инвестиционного договора мы запросили дополнительный участок, в 2011 году нам предложили земли минской птицефабрики — расположены со стороны Куропат. Это были земли сельхозназначения, без всяких ограничений по зонам охраны ИКЦ. В рамках поручения Минрайисполкома УП «Проектный институт «Белгипрозем» провел все процедуры согласования выделения дополнительного земельного участка, в том числе с птицефабрикой. Мы возместили ущерб за изъятие земель сельхозназначения, прошли все процедуры, которые от нас требовало государство. Больше от нас никто никаких согласований не требовал.

Напомним, что в представлении Генпрокуратуры 2012 года было сказано о том, что эскизные и архитектурные проекты в управление архитектуры и культуры Миноблисполкома не были представлены. Логвин это опровергает, говорит, что представление было составлено без изучения всех материалов, а проект в таком составе и на большем земельном участке получил одобрение в необходимых инстанциях еще до 2012 года.

— Подтверждением тому, что именно такой объект планировался изначально, является и генплан объекта, согласованный Миноблисполкомом, и архитектурно-планировочное задание, согласованное и утвержденное Минрайсполкомом и Миноблисполкомом от 2010 года.

Как объект стал проблемным?

По словам собеседницы, когда компания получила свидетельство на дополнительный земельный участок, там уже была указана зона охраны ИКЦ.

— Не охранная зона, в которой запрещено строительство, а зона охраны (в зоны входят: охранная зона, зона регулирования застройки и зона охраны ландшафта. — Прим. TUT.BY). По схеме, имеющейся в материалах землеустроительного дела, в охранную зону мемориала объект не попадал, в зоне регулирования застройки мы строили согласно регламенту, поэтому строительство спокойно продолжалось. Пришел конец 2012-го, и началась эпопея. Оказалось, один дом и половина второго попали якобы в охранные зоны. Все остальное попадало в зону регулирования застройки, по которой законодательно никаких ограничений на строительство подобных объектов нет.


Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

По мнению собеседницы, исходя из требований законодательства о технических нормативных правовых актах, границы охранной зоны на тот момент были «рекомендованы» постановлением Минкульта 2004 года и были временными до разработки ПДП. Кроме того, постановление зарегистрировано в реестре нормативно-правовых актов только в 2012 году.

— Схема зон охраны, утвержденная постановлением Минкульта 2004 года, на тот момент не являлась нормативным документом. То есть в 2011-м этой зоны в документах на землю не было, а в 2012-м она появилась.

Уточняем, как подобный документ может называться «временным». Объясняют: в постановлении было указано, что он действовал до создания ПДП, а после утрачивал свою силу.

— Границы мемориала установлены не были. Откуда их считать, никто не знал, поэтому и получились разночтения. Одни считали от последних деревьев, которые за много лет разрослись. Представитель прокуратуры приехал на объект и замерял охранную зону рулеткой от крестов. Почему от крестов — непонятно, ведь они установлены без привязки к каким-либо границам. Поэтому и получилось это представление Генпрокуратуры, которое было частично составлено некорректно. То, что было необходимо сделать, мы выполнили, остальное по результатам проверок не подтвердилось. Генпрокуратура в итоге это и приняла.

Логвин говорит, именно из-за того, что не было четкого и своевременного определения границ мемориала и зон охраны, инвесторы оказались в такой непростой ситуации.

Как менялись охранные зоны

События дополняет совладелец объекта Леонид Зайдес. Он рассказывает, что после обращений активистов и последовавших за ними проверок, в конце 2012−2013 годов, неоднократно созывались совещания с участием Миноблисполкома, Минрайисполкома, Генпрокуратуры, Минкульта и СООО «БелРестИнвест», на которых обсуждались вопросы законодательного урегулирования сложившейся ситуации.

— На одном из совместных совещаний государственных органов и СООО «БелРестИнвест» было принято решение о разработке проекта зон охраны и ПДП в границах: граница мемориала «Куропаты» — МКАД — местный проезд — а/д Колодищи Заславль — граница мемориала «Куропаты». Заказчиком являлся Минский райисполком, а мы по его решению оплачивали разработку ПДП по участку от заправки до Куропат.

По словам собеседников, за разработку ПДП заплатили около 350 миллионов рублей (на тот момент около 40 тысяч долларов).


Так менялись зоны охраны. Карта увеличивается по клику


Ресторан на карте выделен серым. По «временным» зонам охраны 2004 он попадает в зону регулирования застройки; по зонам охраны Института истории НАН — в охранную зону

— Инициатива создать ПДП шла от властей. Компания заплатила. Разрабатывал проект «Минскградо», — добавляет Ольга.

Уточняем у владельца объекта, до 2013 года знали ли собственники о том, что будет меняться ПДП?

— Нет. Тогда не было финансирования, никто не собирался разрабатывать ПДП. До момента приостановки строительства (в 2012 году строительство приостановили из-за обращений и проверок. — Прим. TUT.BY) у трех разных государственных структур были разные точки зон охраны: у «Минскградо» одно, у Минкульта второе, у «Белгипрозема» третье. Кто из них прав?

Куропаты: могилы, «дорога смерти» и охранная зона. Как менялись границы

Собственник и представитель компании показывают справки из Института истории НАН за 1993 год, где руководитель историко-археологических изысканий по мемориалу, профессор Штыхов просит учесть охранную зону мемориала Куропаты в размере 50 метров от границ памятника и зону регулируемой застройки шириной 60 метров по всему периметру от охранной зоны и за 2013 год, где подтверждаются ранее предложенные границы.

— В материалах историко-археологических изысканий также имеются аэрофотосъемки предвоенных и послевоенных лет. Они доказывают, что лес, который был границей мемориала, разросся. Тем более Институт истории рекомендует УП «Минскградо», которое разрабатывало ПДП, охранную зону в 50 метров. При этом границы самого мемориала были расширены и привязаны к местности по современному краю леса.

Ольга рассказывает, что проект зон охраны и ПДП рассматривала и одобряла Научно-методическая рада при Минкульте в составе примерно 15 человек. По ее словам, участие в заседаниях принимали и защитники Куропат.

— Перед утверждением ПДП проект прошел Раду и общественное обсуждение. Радой ПДП и проект зон охраны был одобрен без замечаний, что подтверждается соответствующими письмами Минкульта. Общественное обсуждение тоже прошло положительно. А сейчас мы все выполнили согласно ПДП.

Грыль-альтанкі ў ахоўнай зоне Курапатаў. Чаму ўлады і Мінкульт не бачаць парушэнняў закона?

Как инвесторы предлагали спонсировать мемориал в Куропатах

По словам Зайдеса, в 2012 году выходить из проекта было поздно — объект был практически готов. Начались проблемы, владелец решил урегулировать ситуацию. Представители заказчика строительства «БелРестИнвест» обратились в Минкульт с письмом на имя начальника управления по охране и реставрации историко-культурного наследия Игоря Чернявского.


Владелец уверяет, что такой документ отправляли в Минкульт

Тогда «БелРестИнвест» предложил профинансировать создание мемориального комплекса с передачей на баланс Минкульту, благоустроить территорию, поставить высокое ограждение у ресторана и провести другие работы. Ориентировочный объем инвестиций — до 1 миллиарда рублей (до деноминации).

— Копии указанного письма отправили также и в Генпрокуратуру, и в Минобисполком, и в Минрайисполком. Потом обращались в Генпрокуратуру дополнительно с просьбой рассмотреть наши предложения. Какой-либо конструктивной реакции на предложения не последовало.

Затем собственники выяснили, что мемориал находится на балансе лесхоза. Представитель лесхоза на совещании в начале 2013 года также отказался от обслуживания мемориала.

Как бизнесмен относится к соседствующему мемориалу

Бизнесмен объясняет, что ситуацию по ресторану никто не комментировал все это время, потому что владельцы не находятся в Беларуси. Зайдес был в командировке в Израиле. Когда вернулся, пришел с нами на встречу. К претензиям также нужно было подготовиться и с юридической стороны: собрать необходимые документы.

Зайдес говорит, что о морали можно говорить долго. Он вспоминает мемориал «Яма», свадьбы в кафе «Цитадель» в Брестской крепости, кафе возле Освенцима, рестораны возле Стены Плача.

— Я могу понять их финансирование, — говорит владелец ресторана об активистах. — Им нельзя проиграть Куропаты. Когда-то, например, они сцепились за название. Совместно с брендом «Бульбашъ» мы хотели назвать ресторан «Бульбашъ-Холл». Исходя из общественного мнения, владельцы изменили название ресторана, которое не понравилось.


Такой биллборд появился в 2012 году около стройки ресторана. Фото: Владимир Чуденцов, TUT.BY

В заключение Зайдес говорит, что даже если вернуться к зонам охраны согласно схеме 2004 года, признать их законными, и в границах, как считал Минкульт, и снести полтора домика, ресторан все равно останется законной постройкой.

— Есть много кафе и ресторанов, где я был, в том числе за рубежом, и из которых видны мемориалы, места захоронений, и негативных эмоций это ни у кого не вызывает. У нас ресторан не на территории мемориала, не на кладбище и не на захоронениях, а находится на допустимом законодательством расстоянии от таких мест. Крестов со стороны заведения вообще раньше не было видно, их установили в таком виде позже и продолжают устанавливать все ближе.

Какой выход из сложившейся ситуации

Леонид Зайдес говорит, что пока ни от одного человека он не слышал конструктивных предложений по поводу того, как решить судьбу ресторана и найти компромисс.

— В частности, господин Прокопеня сделал негативное заявление. Возникает вопрос, может, господин Прокопеня готов выкупить комплекс и распорядиться им по собственному видению ситуации? Другие конструктивные вещи мы тоже готовы рассматривать. Мы готовы к диалогу без оскорблений. Но «снести», «забрать», «сжечь» — это пустой разговор, — рассказывает бизнесмен.

«Спасение белорусов — дело рук самих белорусов». Известные люди о ресторане в Куропатах

По словам Зайдеса, сейчас складывается диалог директора ресторана с партией БНФ. На неделе совладелец ресторана готов будет сделать заявление о планах на заведение.


Фото: Майя Кохно, TUT.BY

— Если активисты хотят чего-то, то пускай обращаются в прокуратуру, в суд, а они же занимаются самоуправством, не пропускают автомобили, оскорбляют персонал, посетителей, их детей. Тем более вот эти обвинения Северинца о том, что кто-то к кому-то приходил и что-то предлагал, — это полный бред. В нашей компании никто таким не занимался. И если мы будем участвовать в инвестициях, то они будут полностью прозрачные и в рамках законодательства — в благотворительность или спонсорскую помощь на мемориал или что-то подобное.

Отметим, что официальные запросы в отношении ситуации с рестораном возле Куропат мы направили в Минкульт, Миноблисполком и Генпрокуратуру.

Читайте также

Подростки, которые спасали утонувшего рыбака: В «Галерее» все только выпендриваются, туда не ходим

Задержанный за коррупцию экс-глава Ленинского района Минска вышел на свободу

 

Источник