В 2018 году запустят исторический крах рынка акций

0
128

После того, как в 2008 году произошло обрушение кредитных рынков и рынков акций, американцы безжалостно бомбардировались нарративом о том, что наша экономика находится в стадии “восстановления”. Для некоторых людей этого до тошноты навязчивого повествования было достаточно, чтобы отбросить все их тревоги касательно перспектив экономики. Однако для некоторых из нас убаюкивающие речи политиков не принесли покоя. Нам нужны конкретные данные, которые бы фактически подтверждали их заявления, но в течение многих лет мы ничего подобного так и не увидели.

На самом деле, от чиновников Федерального Резерва мы слышали, что в экономике происходит нечто противоположное тому, о чем трубили средства массовой информации. Они признавали, что так называемое экономическое восстановление было достигнуто с помощью печати фиатной валюты, и что существует опасность того, что, когда Федрезерв окончательно прекратит искусственно поддерживать экономику постоянными стимулами и почти нулевыми процентными ставками, весь фарс может закончить свое существование.

Так, например, бывший управляющий ФРБ Далласа Ричард Фишер несколько лет назад признался, что американский центральный банк манипулировал фондовым рынком, принуждая его расти:

То, что сделал Федрезерв, и я был частью этой группы, — это то, что мы запустили огромное рыночное ралли, начиная с 2009 года.

Это то, что я называю “обратным фактором слабака” — дай мне два гамбургера сегодня взамен на один гамбургер завтра.

Я не был удивлен тем фактом, что почти каждый индекс, на какой бы вы не поглядели… значительно снизился.

Далее Фишер продолжил намекать на нависшую опасность (хотя его прогноз по снижению рынка, с моей точки зрения, был слишком консервативен), сказав: “Я предупреждал своих коллег: “Не дергайтесь, если в какой-то момент у нас будет коррекция на 10-20%… Все, с кем вы говорите … предупреждали, что эти рынки сильно переоценены”.

Можно было бы предположить, что это просто точка зрения одного из представителей Федрезерва, но выяснилось, что в 2012 году Джером Пауэлл сказал примерно то же самое на заседании монетарного регулятора, о чем стало известно совсем недавно из только-что опубликованных минуток:

“У меня есть опасения по поводу бо́льшего количества покупок. Как здесь уже некоторые отметили, дилерское сообщество теперь полагает, что баланс будет равен примерно $4 трлн., и покупки будут продолжены до конца первого квартала 2014 года. Я признаю, что это гораздо более сильная реакция, чем я ожидал, и я чувствую себя некомфортно по нескольким причинам.

Во-первых, вопрос: зачем останавливаться на отметке $4 трлн.? Рынок с большой вероятностью подтолкнет нас к тому, чтобы мы сделали еще больше. Рынку никогда не будет достаточно. Наши модели всегда будут говорить нам, что мы помогаем экономике, и я, вероятно, всегда буду чувствовать, что эти выгоды переоцениваются. И мы сможем сказать себе, что функция рынков не ослаблена, и инфляционные ожидания находятся под контролем. Что может остановить нас, кроме гораздо более быстрого экономического роста, который, вероятно, мы не в силах вызвать?

Когда настанет время, чтобы начать продавать или даже прекратить покупать, ответ рынка может быть довольно сильным. Есть все основания ожидать сильного ответа. Таким образом, есть несколько вариантов взглянуть на ситуацию. $1,2 трлн. продаж, вы распределяете на 60 месяцев, вы получаете около $20 млрд. в месяц. Это вполне выполнимая вещь. По крайней мере все выглядит именно так на рынке, где норма к середине следующего года составит $80 млрд. в месяц. С другой стороны, дело не столько в продажах и сроках этих продаж, сколько в сокращении нашей короткой позиции в волатильности.”

Имейте в виду, что Джером Пауэлл теперь является ПРЕДСЕДАТЕЛЕМ Федерального Резерва. В 2012 году он хорошо знал о том, какие последствия для ложного восстановления на фондовых рынках будет иметь сворачивание стимулов (включая низкие процентные ставки). Он продолжает…

“Мое третье беспокойство — и другие также затронули эту тему — это проблемы сокращения баланса размером в $4 трлн. С июня 2011 года мы имеем набор принципов, и с тех пор мы проделали определенную работу, но мне кажется, что мы, возможно, слишком уж уверены в том, что сокращение баланса можно будет провести плавно. Рынки могут быть гораздо более динамичными, чем мы думаем.

Когда вы поворачиваетесь и говорите рынку: “У меня есть $1,2 трлн. этих вещей”, и это не только $20 млрд. в месяц — это зрелище всех предстоящих событий. И я думаю, что есть довольно большой шанс, что вы получите довольно динамичный ответ на рынке.

Я думаю, что на самом деле мы в состоянии поощрить принятие риска, и это должно дать нам паузу.

Инвесторы действительно понимают сейчас, что мы подоспеем, чтобы предотвратить серьезные потери. Не то, чтобы им будет легко делать деньги, но у них есть все стимулы к принятию большего риска, и они делают это. Между тем, мы выглядим так, как будто мы дуем пузырь на рынке облигаций по всему спектру дюрации, что приведет к большим потерям, когда ставки в конце концов пойдут вверх. Вы почти можете сказать, что такова наша стратегия”.

Если в 2012 году Пауэлл полностью осознавал, что произойдет на рынках из-за сокращения баланса Федрезерва, можем ли мы надеяться на то, что он будет честен в этом вопросе и сейчас? Мое подозрение заключается в том, что он этого не сделает, поскольку его первое выступление перед американской публикой после того, как он стал главой Феда, содержало все те же бессмысленные изречения, которые мы слушали от Джанет Йеллен в течение многих лет.

Мейнстрим-медиа отчаянно пытаются убедить публику, что Пауэлл может “удивить инвесторов”, изменив политику повышения ставок и сокращения баланса, но пока рынки не покупаются на это.

Первый день Пауэлла в качестве председателя Федрезерва был отмечен самым резким падением американского рынка акций США за многие годы. Прощальный подарок Йеллен инвесторам – это январское сокращение баланса Федрезерва на $18 млрд., то есть на $6 млрд. больше, чем предполагалось первоначально. Для меня ясно, что так же, как акции росли вслед за балансом Феда, они последуют за этим балансом на его пути вниз. Лишь через неделю после того, как баланс американского центробанка был сокращен больше, чем ожидалось, акции потеряли почти 10% стоимости.

Итак, теперь вопрос заключается в том, продолжит ли Пауэлл этот тренд повышения ставок и сокращения баланса, при том что нам достоверно известно о том, что он полностью осознает опасность таких действий? Я считаю, что это именно то, что он и будет делать. Почему? Потому что целью Федрезерва является не только преднамеренный контролируемый снос рынков США, но и уничтожение американских долговых инструментов, а также американского доллара.

Если я ошибаюсь, то Пауэлл, зная об угрозах, отменит политику, направленную на повышение ставок, и прекратит сокращать баланс в попытке поддержать существующую систему. Если я прав, тогда мы увидим, что Пауэлл продолжит эту политику в течение 2018 года и позволит системе рухнуть.

Как эти события повлияют на цену золота? Что ж, в ближайшем будущем мы вполне можем увидеть небольшое снижение или стагнацию на рынке драгоценных металлов, как это случилось в этом месяце. Тем не менее, когда на рынках акций начнется настоящий кризис, ожидайте, что драгоценные металлы начнут стремительно расти, поскольку инвесторы поспешат в безопасные инструменты. Психология рынков в течение некоторого времени будет играть гораздо более важную роль, чем фундаменталии. Нужно взять во внимание упрямое невежество инвесторов и учесть время до того момента, пока факты не возьмут свое.

Есть несколько важных моментов, которые связаны с политикой повышения процентных ставок и сокращением баланса американского центробанка, в числе которых и тот факт, что корпоративный долг сейчас намного превышает уровень, достигнутый непосредственно перед крахом 2008 года. Мы также являемся свидетелями самой высокой долговой нагрузки потребителей за всю историю на фоне драматического снижения нормы сбережений.

Доходности казначейских облигаций также подскочили до 10-летних максимумов, оторвавшись от акций.

Обратные выкупы акций, подпитываемые низкими процентными ставками, в течение многих лет накачивали фондовые рынки. Тем не менее, большинству компаний запрещается выкупать собственные акции накануне публикации их отчетности. Не говоря уже о том, что сумма накопленных долгов компаниями препятствует их дальнейшим обратным выкупам. Без этих выкупов мы видели, что происходит – а именно полный хаос на рынках. Если сокращение обратных выкупов в течение месяца приводит к последствиям, какие мы видели совсем недавно, что же произойдет, когда процентные ставки достигнут уровней, когда заимствования у Федрезерва станут слишком дорогими?

Во что все это выльется? Реальность заключается в том, что в нашей экономике нет МЕХАНИЗМА, который мог бы удержать рынки на плаву, когда Федрезерв начинает свое отступление. Почти все теперь нагружены огромным долгом, и никому, кроме Федрезерва, не под силу обеспечить необходимый уровень покупок.

Мы находимся в самом начале этого очевидного нового тренда в акциях, но нам, без сомнений, будет интересно понаблюдать, какая возникнет реакция в рамках системы, когда Федрезерв продолжит повышать ставки и сокращать свой баланс. Будет ли начало каждого месяца в 2018 году ознаменовываться новыми паническими распродажами на рынках акций? Сложно сказать. Однако математика, безусловно, не на стороне бычьего рынка до конца этого года.

Ну а пока, вполне вероятно, что слепая вера в положительную отдачу рынка обусловит рост акций в краткосрочной перспективе, и невежественные инвесторы (и алгоритмы) продолжат убеждаться, что покупки на рынке – это всегда правильная стратегия. Но, по-видимому, им предстоит стать свидетелями более серьезных коррекций рынка. Потребуется еще несколько заседаний Федрезерва, чтобы окончательно убедиться, будет ли американский центральный банк продолжать поддерживать рынки акций. Я же убежден, что решение вытащить вилку из розетки уже было принято.

Автор: Брэндон Смит

Источник

Источник